April 15th, 2016

Лагерный дневник - зона общего режима. Шесть утра, подъем, зарядка

Каждое утро в барак заходит дневальный и кричит истошным голосом "подъем". В будние дни это происходит в шесть часов, в выходные - в семь. Спальное помещение, рассчитанное на сотню человек, с виду похоже на армейскую казарму - стоят тут такие же двухъярусные кровати в помещении. Только это не койки, как у служивых, а "шконари". Истошно подрываться на утреннюю побудку тут не спешат. Минут через пять после подъема зайдет в барак кто-то из сотрудников дежурной смены и будет будить тех, кто не хочет вставать, энергично шатая двухъярусные спальные конструкции и отчаянно матерясь.

Collapse )
promo stabbut february 24, 2016 19:28 8
Buy for 50 tokens
Узнав, куда я собираюсь ранним воскресным утром, дети понимающе закивали головами. Признали, что это круто и выразили легкое сожаление, что не могут составить компанию. А старшая еще и оперативно откопала в сети цитату из Мандельштама: Зимуют пароходы, на припеке Зажглось каюты толстое стекло.…

Лагерный дневник - зона общего режима. Семь утра, телевизор и столовая

После зарядки кто-то снова плюхается на шконарь, чтобы подремать часик. Но большинство сидельцев собираются в столовую на завтрак. Какие бы домыслы блогеры ни сочиняли в интернете, но нужно признать, что по утрам местная еда полностью соответствет мечтам диетологов. Основа завтрака - каша. Причем в те дни. когда она делается из немолотого овса, то по вкусу может соперничать со стряпней дорогих ресторанов. Вот серьезно  если то же самое аппетитное варево подать в каком-нибудь элитном заведении Новикова, восторгам критиков и публики не будет границ.

Collapse )

Шесть часов утра.

Лагерный дневник - зона общего режима. Восемь утра, первая проверка.

В каждом бараке есть так называемый "красный сектор", где живут козлы. В отличие от порядочных арестантов (этот  термин - "порядочные", вполне каноничен и общеупотребим), они работают на администрацию, но взаимоотношения мжду этими категориями не столько прямолинейны, как может показаться. Завхоз отряда, нарядчик - важные должности и с ними блаткомитет вступают во всякие взаимоуважительные отношения. А вот дневальные - народ подневольный и забитый. Чаще всего кроме обычных обязаностей по уборке и наведению порядка, они еще и "конячат" на смотрящего по бараку - вплоть до стирки одежды и подай-принеси. Радом с "красной" определяется петушатник. Его обитатели выполняют самую грязную работу, - например, моют туалеты. Главным правилом, которое объясняют этапникам в их отношении, является очень простой принцип:

Collapse )

Семь часов утра.
Шесть часов утра.

ЛАГЕРНЫЙ ДНЕВНИК - ЗОНА ОБЩЕГО РЕЖИМА. ДЕВЯТЬ УТРА, АМЕРИКА И ЯЙЦЕЩУП

Описывая жизнь в лагерных бараках, нужно иметь ввиду различия между обитающим там контингентом. Есть бараки красные - где живут только козлы. Есть бараки блатные или "отрицаловские", где собираются те, кто не хочет работать. а есть бараки рабочие - где по преимуществу живут "мужики", работающие в дозволенных порядочному арестанту пределах. Или "отладившие" свою жизнь так, что на работе они только числятся, но в реальности не сидят за швейной машинкой а иногда и вообще в глаза ее не видели.

Collapse )

Восемь часов утра.
Семь часов утра.
Шесть часов утра.

Лагерный дневник - зона общего режима. Десять утра - от штаба до свиданки

С десяти часов начинается активная жизнь административного центра зоны - штаба. Тут оформляют на посадку в ШИЗО нарушителей, собирают разные комиссии и главное - подписывают заявления, от которых зависит вся местная жизнь. Это такой инструмент управления. От заявления на спортивный костюм и кроссовки, до заявления на длительное свидание. Особняком стоят бумаги, подаваемые на УДО - это особое явление и вокруг него происходят особые процессы. Важная персона в штабе - его завхоз, назначаемый из числа осужденных. По статусу это козел, но с ним уважительно здороваются как сотрудники, так и "черная кость". Нынче народец измельчал. а вот несколько лет назад был на этой должности человек легендарный. Получил девять лет за изнасилование, УДО ему по местным обыкновениям не светило, но жизнь в зоне он обустроил себе на пределе возможного.

Collapse )

Девять утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

Лагерный дневник - зона общего режима. Одиннадцать утра и рассказ про Валерия Дмитриевича

Каждый день в одиннадцать утра Валерий Дмитриевич заваривает чай и идет играть в нарды. Он заслуживает того, чтобы вы о нем узнали отдельно. Не тот это человек, чтобы при описании лагерных нравов пройти мимо, не рассказав  о нем хотя бы в общих чертах. И дело даже не в том, кем он был на воле.

Collapse )

Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

Лагерный дневник - зона общего режима. Полдень, обед и рассказ про мальчика Мишу.

В обычные дни к полудню в зоне наступает затишье. Все утренние дела переделаны, опасность шмона к этому часу существенно снижается. Да и дело идет к обеду. Выходят на него точно так-же, как на описанный утром завтрак. Но вот качество еды значительно завтраку проигрывает. С рестораном уже не сравнишь. А потому те, кто могут себе это позволить, используют для обеда домашние припасы.

Collapse )

Одиннадцать часов утра
Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

ЛАГЕРНЫЙ ДНЕВНИК - ЗОНА ОБЩЕГО РЕЖИМА. ЧАС ПОПОЛУДНИ И НАСЫР-АКА

Насыр в секторе на особом положении. В небольшой каморке, расположенной между отрядами, оборудована у него официальная мастерская для мелкого ремонта одежды. Хотя на самом деле он тут шьет все, что нужно. По преимуществу - доводит до ума арестантские робы, подгоняя их по фигуре и размеру. Очень уважают и ценят и его работу и самого мастера. И называют его с почтением - Насыр-Ака. Ну а срок мотает он за изнасилование.

Collapse )

Полдень
Одиннадцать часов утра
Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

ЛАГЕРНЫЙ ДНЕВНИК - ЗОНА ОБЩЕГО РЕЖИМА. ДВА ЧАСА ПОПОЛУДНИ - ЭТАПНИКИ

По пятницам по баракам распределяют этапников из карантина. Смотреть на них забавно - одеты нелепо, в руках баулы и матрасы, на ходу кидают растерянные взгляды по сторонам. Присмотревшись, можно определить тех, кто провел в СИЗО больше года - обычное небо над головой кажется им явлением чрезвычайным и удивительным. Зайдя в барак, первым делом этапники отправляются в угол - к смотрящему.

Collapse )

Час пополудни
Полдень
Одиннадцать часов утра
Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

ЛАГЕРНЫЙ ДНЕВНИК - ЗОНА ОБЩЕГО РЕЖИМА. ТРИ ЧАСА ПОПОЛУДНИ - ДОЦЕНТЫ ИЗ ПТУ

В три часа дня уходят из барака на учебу в ПТУ во вторую смену. Училище в зоне работает самое настоящее и получить бесплатное техническое образование может каждый. Специальности - сварщик, токарь, электрик, столяр. Обучение в училище не противоречит арестантским канонам и сюда ходят даже из отрицаловского сектора. Да и с точки зрения администрации это большой плюс.
При этом ажиотажного спроса на учебу нет, а записываются сюда часто те, кому это в реальной жизни не понадобится. Например, люди с высшим образованием, в том числе - техническим.Один из обучающихся сейчас на электрика, - самый настоящий доцент.

Collapse )

Два часа пополудни
Час пополудни
Полдень
Одиннадцать часов утра
Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

ЛАГЕРНЫЙ ДНЕВНИК - ЗОНА ОБЩЕГО РЕЖИМА. ЧЕТЫРЕ ЧАСА ПОПОЛУДНИ - СХОДНЯК ПОСЛЕ ПРОВЕРКИ

В 4.15 начинается вторая, она же вечерняя проверка. В обычные дни, несмотря на усановленную камеру, стдельцев на нее поднимают, как утром - барак погружается в крепкий дневной сон. Пока идет подсчет, дневальные все помещения убирают и проветривают. И это важно, потому что курят тут почти все. Для создания хоть какого-то уюта используются так называемые "ширмы", - натянутые на веревках простыни, ограждающие "купе" проходняка. Если повесить белую простыню, через пару дней она начнет неумолимо желтеть от табачного дыма. ериодически принимаются совместные решения - наприер, в телевизионке не курить. Но спустя пару дней все равно все чаще будут появляться тут люди с сигаретами. Единственный момент, когда курение не может быть ограничено - это так называемых "сходняк" - собрание всех порядочных арестантов барака.

Collapse )
Три часа пополудни
Два часа пополудни
Час пополудни
Полдень
Одиннадцать часов утра
Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

Лагерный дневник - зона общего режима. Пять часов пополудни - дельфины и санчасть.

В пятницу после вечерней проверки наступает очень спокойное время. Узбеки с таджиками выставляют на улице в секторе табуретки (которые тут называют "каркасами") и устраивают чаепития. Многие из них высаживают в горшках жгучий перец и выносят саженцы на солнце днем, укрывая в бараке ночью.

Collapse )

Четыре часа пополудни
Три часа пополудни
Два часа пополудни
Час пополудни
Полдень
Одиннадцать часов утра
Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

Лагерный дневник - зона общего режима. Шесть вечера - храм и его место

К шести часам в церкви собираются для члены общины для всяких хозяйственных хлопот. а потом и чтения вечернего правила. Она занимает в зоне особое место. Причем в самом прямом смысле. Только тут порядочный арестант может мыть полы, убирать снег или подметать дорожки. Дело в том, что по бумагам находящаяся под храмом земля официально принадлежит Русской православной церкви, а она по закону отделена от государства. Так что та же самая работа, которая в любой другой части лагеря не может делаться порядочным арестантом, тут не вызывает никаких вопросов.

Храм открывается сразу после подъема, закрывается перед утренней проверкой. Потом открывается с девяти и до двух. И уже после вечерней проверки - часов до восьми. Был связан с храмом совсем недавно один забавный случай. Я уже писал про расход который все видит и дежурит круглосуточно. И вот стали замечать расходчики выходящего окнами прямо на церковь барака, что за час до подъема, около пяти, загорается в храме маленький огонек и путешествует там внутри вполне самостоятельно. А открывать-то храм работающие там сидельцы идут после подъема - их же видно. Снаала расходчики между собой шушукались. Многие не верили и тогда их специально будили пораньше и показывали этот огонек. В какой-то момент обстановка накалилась и смотрщий за сектором задал отвечающему за храм прямой вопрос - что происходит и не будет ли от этого какого худа. нужно сказать, что очень вежливо он этим поинтересовался.

Ответ был простым. Оказалось, что завхоз клуба имел собственый ключ и приходил в храм за час до подъема. А шел он не из этого сектора и видно его не было. Свет он не зажигал, вот только огонек от зажигаемых свечек и мелькал. Всем заметно от такого пояснения полегчало.


ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ. Этот текст является вымышленным художественным произведением, все совпадения случайны, а представленные события никогда и ни с кем не происходили. Описание случаев и ситуаций, которые могут быть расценены как нарушение законов и подзаконных актов в местах лишения свободы является техническим литературным приемом, не имеющим отношения к действительности.  Первая часть проекта расположена ТУТ

Пять часов пополудни
Четыре часа пополудни
Три часа пополудни
Два часа пополудни
Час пополудни
Полдень
Одиннадцать часов утра
Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

Лагерный дневник - зона общего режима. Семь часов вечера и история про любовь

По неписанным правилам "черного хода" телефоны достаются из курков (проще говоря - тайников и схронов) после вечерней проверки, когда уходит отдежурившая смена. Те, кто делают это днем, рискуют лишиться и телефона и душевного спокойствия - увидит смотряга за сектором и даст со всей дури в репу. Хотя не у каждого он захочет это увидеть, конечно. И не каждого будет бить. Но случаи такие бывали. А уж вечером арестант в своем праве. Главное - иметь курок и не продолжать аппарат в случае шмона или по глупости. Есть даже такое емкое определение косяка: "халатное отношение к запрету".

Collapse )

Шесть часов вечера
Пять часов пополудни
Четыре часа пополудни
Три часа пополудни
Два часа пополудни
Час пополудни
Полдень
Одиннадцать часов утра
Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

Лагерный дневник - зона общего режима. Восемь вечера.

К восьми вечера обладатели электронных книг обязаны сдать их в библиотеку. Чего никто не делает, конечно. В этом месте могут зазвучать удивленные возгласы бывалых сидельцев - "это про какие такие электронные книги пишет автор и не сошел ли он с ума". А вот не сошел и этому нововведеннию уже исполнилась пара лет. Понятно, что на всю зону таких книг штук десять официально и еще столько же зашло контрабандой. Но все-таки они есть. А про то, как их вводили и что вокруг этой революции происходило, нужно рассказать отдельно.

Collapse )

Семь часов вечера
Шесть часов вечера
Пять часов пополудни
Четыре часа пополудни
Три часа пополудни
Два часа пополудни
Час пополудни
Полдень
Одиннадцать часов утра
Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

Лагерный дневник - зона общего режима. Девять вечера- пытки и издевательства

Лагерный дневник - зона общего режима. Десять вечера. Про революцию.

Политических всех сортов по лагерям сидит нынче немало. И попадаются среди них вполне интересные персонажи. Например, есть в этом бараке один чрезвычайно авторитетный на левом фланге оппозиции сиделец. Парень хороший, а за убеждения спроса нет. Когда он только прибыл с этапа, пришлось ходить по его поводу и к блатным и к погонам - чтобы не трогали. Договорились с теми и с другими, под ответственность уважаемых мошенников.

Collapse )

Девять часов вечера.
Восемь часов вечера
Семь часов вечера
Шесть часов вечера
Пять часов пополудни
Четыре часа пополудни
Три часа пополудни
Два часа пополудни
Час пополудни
Полдень
Одиннадцать часов утра
Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра

Лагерный дневник - зона общего режима. Одиннадцать вечера.

Многое в ходе арестантской жизни зависит от того, какая именно дежурит смена. Есть такие сотрудники, от которых только и ждешь неприятностей. А есть простые парни, которым нужно во-время подогнать пару пачек сигарет и банку тушенки. Очень редко, но встречаются такие, как Саныч.

Collapse )

Десять часов вечера
Девять часов вечера.
Восемь часов вечера
Семь часов вечера
Шесть часов вечера
Пять часов пополудни
Четыре часа пополудни
Три часа пополудни
Два часа пополудни
Час пополудни
Полдень
Одиннадцать часов утра
Десять часов утра
Девять часов утра
Восемь часов утра
Семь часов утра
Шесть часов утра